А. С. ЗАБОЕНКОВА,
кандидат исторических наук, доцент КГУ

СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
НА ТЕРРИТОРИИ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
(По материалам ГАКО)

Предлагаемая статья представляет собой краткий обзор истории создания  в послевоенный период на территории Калининградской области системы общеобразо­ва­тель­ных учреждений и учебных заведений по подготовке педагогических кадров. Основным источником при ее написании послужили документы Государственного архива Калинин­градской области (фонды областного управления по гражданским делам, облисполкома, областного отдела народного образования, Калининградского госпединститута, института усовершенствования учителей и другие).

Создание системы народного образования на территории Кенигсбергской, а затем Калининградской области, будучи составной частью социально-культурного строительства на ее территории, происходило в  1945—1950 гг. На первом этапе – в 1945/1946 учебном году – были открыты первые школы для детей военнослужащих Кенигсбергского гарнизона и приехавших для проведения неотложных восстановительных работ специалистов, первые детские дома, а также школы для немецких детей.  На втором этапе – с 1946 г., с образованием новой области и началом ее массового заселения – были сформированы органы управления народным образованием, создана широкая сеть школ и учебно-воспитательных учреждений, открылись педагогические учебные заведения. К 1950 г. эта работа была в основном завершена.

Вряд ли нужны особые доказательства тому, что создание системы народного образования в области было сопряжено с огромными трудностями. Одновременно с организационным оформлением новой административной единицы в составе СССР требовалось бросить колоссальные силы и средства на восстановление хозяйства, лежащих в руинах фабрик, заводов, жилья, на прием и обустройство потока переселенцев, решение проблем, связанных с пребыванием здесь немецкого населения и его перемещением в Германию. В этих условиях становление системы народного образования было сопряжено с  одновременным решением  множества  самых неотложных задач.

Во-первых, в сжатые сроки требовалось развернуть широкую сеть школ, подобрав, восстановив или отремонтировав подходящие здания, обеспечив их мебелью, оборудова­нием, программами, учебниками, школьно-письменными принадлежностями. При этом точно спланировать рост школьной сети и ее размещение по области в тогдашней ситуации было чрезвычайно сложно. Например, в 1946/1947 учебном году предполагалось организовать 69 школ, а открыть пришлось в четыре раза больше(1). Было очевидно, что готовить к открытию школы придется буквально на ходу, на протяжении всего учебного года, с тем, чтобы охватить всех детей школьного возраста, прибывающих в область, организовав их точный учет и обеспечив всеобщее обязательное обучение детей с семилетнего возраста. Помимо этого нужно было организовать значительное количество школ рабочей и сельской молодежи, систему учебно-воспитательных учреждений – детских домов, детских садов и т. п.

Во-вторых, едва ли не самой сложной была проблема кадровая.  Создаваемые руководящие органы народного образования и стремительно растущую школьную сеть требовалось обеспечить директорами, завучами, учителями при том, что в послевоенное время педагогов в стране не хватало.

В-третьих, в области в течение трех послевоенных лет проживало немецкое население, находилось до 23 тыс. немецких детей, включая сирот(2). Поэтому параллельно с русскими школами требовалось сохранить либо развернуть сеть нерусских школ и детских домов, обеспечив их кадрами и всем необходимым.

История создания первых общеобразовательных учреждений на территории области такова. В июне 1945 г. в Кенигсберг прибыл первый поезд с переселенцами, который привез рабочих на целлюлозно-бумажный комбинат(3). А в сентябре офицеры расположен­ных здесь воинских частей получили разрешение привезти сюда свои семьи(4). К моменту образования 7 апреля 1946 г. Кенигсбергской области на ее территории уже проживало около 50 тыс. советских граждан(5). Первоначально делами народного образования ведало Управление по гражданским делам при Особом Военном округе. 4 декабря 1945 г. по инициативе начальника управления генерал-майора Гузий был создан отдел народного образования, в котором поначалу работало всего 3 человека(6). Фактически организационное оформление руководящих органов народного образования происходило с весны 1946 г., параллельно с подготовкой к открытию школ. При областном управлении по гражданским делам был создан областной отдел народного образования, одновременно формировалась система районных отделов, а в Тильзите, Инстербурге и Кенигсберге – городских отделов народного образования. Первым заведующим облоно стал Г. И. Дурягин, а в марте 1946 г. его сменил П. А. Долгачев(7).

Первые школы и детские дома  на территории будущей области появились в сентяб­ре—де­кабре 1945 г. Было решено, что в первую очередь их следует открыть в наиболее крупных городах и поселках, при воинских частях и промышленных предприятиях.

Готовясь к первому послевоенному учебному году, командование подобрало для школ лучшие здания бывших немецких гимназий, уцелевшие жилые дома. Провели опрос родителей по воинским частям и предприятиям и на его основе осуществили учет детей школьного возраста.

17 июля 1945 г. командующий 11-й гвардейской армией генерал-полковник К. Н. Га­лицкий подписал приказ “Об открытии школы для детей военнослужащих Кенигсбергского гарнизона”. Для школы решили отремонтировать большое красное кирпичное здание бывшей польской школы по ул. Лендорфштрассе (сейчас это гимназия №1 по ул. Кропоткина). Командование выделило необходимые материалы и рабочую силу, солдаты завезли мебель(8). 15 сентября состоялось открытие первой в области школы. Оно проходило в торжественной обстановке. Под звуки государственного гимна над зданием школы был поднят красный флаг. В тот же день за парты сели 126 детей. Среди учеников было 36 воспитанников дивизий – участников боев за Кенигсберг. А весной 1946 г. 18 учащихся этой школы уже получали аттестаты(9).

В том же 1945/1946 учебном году в Кенигсберге была открыта средняя школа при ЦБК-1, а также средние и семилетние школы в городах и поселках – Тильзите (Советск), Пиллау (Балтийск), Инстербурге (Черняховск), Хайлигенбайле (Мамоново), Рагните (Неман), Тапиау (Гвардейск), Гумбиннене (Гусев), Лабиау (Полесск)(10). К концу учебного года действовало 20 школ (5 средних, 4 семилетних, 11 начальных). В них обучалось 3468 детей. Большая часть школ располагалась в городах (16 из 20). В некоторых районах школы открыть не удалось, и в итоге около 2 тыс. детей не училось вообще(11). Учителями, в которых школы испытывали большую нехватку, приглашались жены офицеров, демобилизованные военнослужащие, а нередко и просто рабочие со средним образованием. 40 учителей прислало в область Министерство просвещения РСФСР, и это немного сняло  остроту кадровой проблемы(12).

Первые школы столкнулись в своей работе со всеми трудностями послевоенного времени. В спешном порядке оборудовались уцелевшие здания. Не хватало мебели, которую нередко изготавливали сами рабочие и солдаты. Недоставало учебников, тетрадей, наглядных пособий. Фонды большинства школьных библиотек состояли из одного-двух десятков книг, а учебниками  были обеспечены лишь каких-нибудь 20—30 процентов учащихся. Однако благодаря шефству воинских частей, в школах было тепло, а ученики получали горячие завтраки. В условиях тяжелейшей разрухи, когда первоочередными задачами стали неотложные восстановительные работы и подготовка к массовому заселению края, были найдены средства и возможности для организации обучения детей.

Говоря о становлении системы народного образования в Калинингшрадской области, нельзя не уделить внимания одной ее важной особенности, связанной с существованием здесь в течение трех послевоенных лет школ и детских домов для немецких детей(13).

Помимо детей-сирот на территории послевоенной области по официальным данным  находилось около 17 тыс. немецких детей школьного возраста(14). Летом 1946 г. в соответ­ствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 18 июля 1946 г. начинается подготовка к открытию нерусских школ, проводится разъяснительная работа среди немецкого населения. Наиболее сложной оставалась и кадровая проблема. Советских учителей, владеющих немецким языком, не хватало, поэтому было решено подобрать учителей из немецкого населения. Для этого организовали двухмесячные курсы, через которые прошли 150 учителей-немцев. При облоно был создан специальный сектор нерусских школ(15).

В октябре—ноябре 1946 г. начали работу 44 нерусские школы (8 семилетних и 36 начальных), в которых сели за парты 6500 детей(16). Преподавание всех предметов велось на родном языке по программам советских национальных школ. Директорами назначались советские педагоги, владевшие немецким языком. По данным облоно школы были обеспечены оборудованием и учебниками на немецком языке в количестве 10820 экземпляров.(17) К концу 1946 г. в них работало 146 учителей-немцев, которые снабжались продоволь­ственными карточками и обеспечивались жильем наряду с учителями советских школ(18).

Весной в нерусских школах проводились экзамены и испытания, во время которых большинство учащихся, по заключению облоно, показало неплохие знания. Несмотря на большие сложности в работе немецких школ, учебные программы были в основном выполнены. В 1947 г. в связи с отправкой немецкого населения в Германию школы прекратили свое существование(19).

7 апреля 1946 г. была образована Кенигсбергская область. 4 июля она была переименована в Калининградскую, а в августе сюда прибыл первый эшелон с переселенцами и начался стремительный рост населения области. Весной и летом 1946 г. идет напряженная подготовка к новому учебному году. 1 сентября окрыли свои двери 118 школ, а затем в течение учебного года – еще 172(20). Работа такого масштаба могла быть успешной, только превратившись из государственного во всенародное дело. Именно так и было в те годы. Помимо централизованного выделения средств на создание школьной сети использовались силы и возможности предприятий и организаций. Формы участия предприятий в делах народного образования были различными: шефство над школами, отчисления  средств, организация специальных воскресников по восстановлению и ремонту школьных зданий и квартир для учителей и т. п. В Балтийске, например, восстановлением школьного здания лично руководил адмирал Левченко. В Советске школу восстановил на свои средства ЦБК. В Гурьевском районе способом народной стройки было восстановлено 15 школьных зданий, в Гвардейском – 10(21). Так общими усилиями обеспечивалось оперативное развертывание школьной сети: к концу 1946/47 учебного года  в 290 школах области обучалось около 23 тыс. детей(22).

На очереди стояли задачи развития, совершенствования, укрепления народного образования на базе того, что было заложено в первый год существования области. Вместе с ростом населения  росло и количество школ. К 1950 г. их было уже 564 (36 средних, 172 семилетних, 356 начальных)(23). Область в основном справилась с введением не только начального, но и семилетнего всеобуча. В дополнение к общеобразовательным было открыто 47 школ рабочей молодежи, областная заочная средняя школа, санаторно-лесная школа, 2 спецшколы для детей с нарушениями слуха, речи и психическими расстройствами. Кроме того,  в области действовало 17 детских домов, где воспитывалось  около 1,5 тыс. детей. Контингент воспитанников формировался из детей, осиротевших в войну,  их привозили из Кировской, Великолукской, Орловской областей, из Белоруссии и других районов страны. Кроме того, здесь были и дети, увезенные в годы войны в Германию и теперь прибывшие из американской и английской зон оккупации. Большинство их не говорило по-русски, к воспитателям относилось с недоверием. Поэтому детским домам тогда уделяли много внимания(24).

Составной частью становления системы народного образования было обеспечение ее педагогическими кадрами. Школы испытывали настоящий кадровый голод, который, помимо своеобразия области, усугублялся еще и общей нехваткой педагогов в стране в те годы. Открытые в 1947—48 гг. 3 педучилища и пединститут еще не развернули полного выпуска, поэтому кадровую проблему решали несколькиими путями: подбирали учителей на месте из числа переселенцев с педагогическим образованием, работавших не по специальности; приглашали из других районов страны педагогов, пожелавших работать в Калининградской области, принимали молодых специалистов, направляемых по путевкам  министерства просвещения. В первые годы приходилось брать на учительскую работу даже тех, кто не имел педагогического образования. Иногда выходили из положения, переводя школы, чаще сельские, на двухсменную работу. К 1950 г. в области работало около 3 тыс. учителей. Из них только 400 человек имели высшее образование, зато 160 человек работали учителями, имея лишь среднее и семилетнее образование. При этом 80 процентов учителей области имели стаж работы до 5 лет(25).

В этих условиях особую важность приобретало создание системы повышения квалификации педагогических кадров и педагогических учебных заведений. В 1947 г. был открыт Институт усовершенствования учителей, ставший центром проводимой в области методической работы. 1 сентября 1947 г. открываются Калининградское и Черняховское, а в 1948 г. Советское педучилища. При этом в Калининградском педучилище было организовано единственное тогда в области заочное отделение. В 1948 г. начал свою работу Калининградский пединститут, которому передали одно из школьных зданий (сейчас корпус № 2 университета). В августе 1948 г. в пединституте прошли вступительные экзамены на трех факультетах: литературном, историческом, физико-математическом, и были приняты первые 148 студентов. Через год к дневному отделению прибавилось заочное, на которое поступили 355 человек.(26)

Уже тогда, в трудные послевоенные годы, в условиях организационного оформления системы народного образования  в школах области начинают складываться устойчивые и опытные коллективы учителей, создается крепкое квалифицированное ядро, способное обеспечить все возрастающие требования к учебно-воспитательному процессу. Труд многих из них был отмечен правительственными наградами. Среди них Мария Андреевна Строганова – учитель истории Калининградской школы № 1, Захар Ефимович Чугуевский – учитель русского языка и литературы Знаменской семилетней школы, Пелагея Ильинична Юдина – учитель начальных классов семилетней школы № 4 г. Черняховск, Мария Николаевна Сапельникова – учитель химии и биологии Черняховской средней школы № 1, Галина Дмитриевна Ольмезова – учитель физики Зеленоградской средней школы, Анна Николаевна Калокина – учитель начальных классов Правдинской средней школы(27). 19 марта 1949 г. 186 учителей и работников народного образования области получили правительственные награды(28).

Таким образом, к 1950 г. область имела уже вполне сложившуюся систему народного образования. Период ее становления завершился. На первом областном съезде учителей, который прошел в 1949 г., были подведены итоги проделанной работы и определены  первоочередные задачи на будущее.

1. См.:  Л и т в и н ц е в  С. В Калининградской области // Народное образование. 1947. № 1. С. 33.

2. ГАКО. Ф. 462. Оп. 1. Д. 20-а. Л. 2; Оп. 2. Д. 3. Л. 2.

3. Калиниградская область. История. Экономика. Культура. Природа. Калининград,1978. С. 23.

4. Областной Дом работников просвещения. Отчет о работе школ Кенигсбергской области за 1945/46 учебный год. Л. 1.

5. См.: К о л г а н о в а  Э. М. Заселение Калининградской области // Ученые записки Калининградско­го пединститу­та. Вып. 10. Калининград,1962. С. 47.

6. Отчет о работе школ Кенигсбергской области… Л. 3.

7. Там же. Л. 4; ГАКО. Ф. 332. Оп. 1. Д. 2. Л. 112; Ф. 298. Оп. 4. Д. 2. Л. 25—26.

8. ГАКО. Ф. 330. Оп. 1. Д. 1. Л. 15

9. Калининградская правда. 1947. 23 февраля.

10. Отчет о работе школ Кенигсбергской области… Л. 2—8.

11. ГАКО. Ф. 462. Оп. 2. Д. 1. Л. 4—8; Ф. 514. Оп. 1. Д. 1. Л. 13, 51, 111.

12. Отчет о работе школ Кенингсбергской области… Л.3.

13. Подробнее см. статью Н. А. Строгановой в настоящем сборнике.

14. ГАКО. Ф. 462. Оп. 2. Д. 3. Л. 2.

15. Там же. Д. 4. Л. 80; Д. 2. Л. 15.

16. Там же. Ф. 297. Оп. 1. Д. 110. Л. 28.

17. Там же. Ф. 514. Оп. 1. Д. 4. Л. 4.

18. Там же. Ф. 462. Оп. 2. Д. 5. Л. 21.

19. Там же. Д. 4. Л. 81.

20. См.: К о л г а н о в а  Э. М. Указ. соч. С. 55; ГАКО. Ф. 298. Оп. 1. Д. 8. Л. 25; Ф. 462. Оп. 2. Л. 2, 9.

21. ГАКО. Ф. 462. Оп. 2. Д. 5. Л. 21; Д. 4. Л. 72.

22. Там же. Ф. 462. Оп. 2. Д. 2. Л. 2, 9; Д. 4. Л. 1.

23. Там же. Д. 514. Оп.1. Д. 54. Л. 169.

24. См.: Калининградская область в цифрах (1947—1967). Калининград, 1967. С. 19; ГАКО. Ф. 514. Оп. 1. Д. 2. Л. 18; Д. 52. Л. 41; Ф. 297. Оп. 1. Д. 10. Л. 72; Ф. 462. Оп. 2. Д. 40. Л. 7.

25. ГАКО. Ф. 462. Оп. 2. Д. 8. Л.11, 39, 34; Д. 14. Л. 120; Д. 78. Л. 26—27; Ф. 297. Оп. 1. Д. 20. Л. 77.

26. Там же. Ф. 65. Оп. 1. Д. 5. Л. 1—4; Ф. 462. Оп. 2. Д. 82. Л. 63—64.

27. Калининградская правда. 1953. 20 февраля; ГАКО. Ф. 462. Оп. 2. Д. 22. Л. 145, 177, 208.

28. Калининградская правда. 1949. 17 апреля; ГАКО. Ф. 297. Оп. 7. Д. 25об. Л. 12.

 
© 2008 Государственный архив Калининградской области
Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру

Версия для слабовидящих

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Новости

Ссылки

Органы исполнительной

ной и законодательной власти

Адреса электронных приемных правоохранительных и контрольно надзорных органов


Интернет-приемная Губернатора Калининградской области


 

Министерство образования Калининградской области 

 

Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов
Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов

 

http://fond-detyam.ru/